15:05 

снова марронье
И тут — Шерлок Холмс. Понимаете? Шерлок Холмс и эктоплазма.
Автор: снова марронье
Фэндом: Американские Боги/Бесславные Ублюдки
Название: "Миф о лейтенанте"
Пейринг: Тень, мистер Среда, Локи. Ханс Ланда, Альдо Рэйн, Смитсон Юдивич в качестве аллюзий.
Рейтинг: PG
Дисклеймер: все права принадлежат Нилу Гейману и Квентину Тарантино.
Предупреждения: нет.
От автора: идея кроссовера замышлялась достаточно давно. Я думаю, что вариант с альтернативной концовкой Второй Мировой и смертью Гитлера на год раньше вполне жизнеспособен во вселенной Американских Богов.

Той ночью в Приозерье Тени снится мистер Среда, и старик в этот раз весьма благодушен. Он даже рассказывает Тени немного о богах.
-А как же Франклин Рузвельт, Джон Фицджеральд Кеннеди? - спрашивает Тень, - Они тоже боги, в таком случае?
-Не совсем, - отвечает мистер Среда, - но если тебе нравится говорить о них в таком ключе, то, скажем, герои легенд. Да, можешь называть их именно героями легенд, как и сэра Уинстона Черчилля. Он, между прочим, не говорил и половины из того, что ему приписывается.
Тень понимающе хмыкает:
-Что-то вроде Гитлера?
- Не то, чтобы. Гитлер - это немного другое. Хотя, если расценивать Вторую Мировую как один большой героический эпос, а поверь мне, её можно расценивать как эпос, то Гитлер вполне сойдёт за второстепенного героя легенды.
- Эпос?
- Да, именно эпос, причём больше всего относящийся, как это называют историки, к германо-скандинавской мифологии. Это даже немного эпос про Одина.
- Расскажи, - просит Тень.
В последнее время он всё с большей и большей лёгкостью верит в невозможное, и думает, будто даже не удивится, если мистер Среда поставит его вдруг перед фактом существования каких-нибудь богов, придумавших нацизм. В конце-концов, вряд ли его что-то должно удивлять после того бизоноголового существа.
- Всё тебе расскажи, - отмахивается мистер Среда, - неужели так трудно посмотреть газеты тех лет? В газетах, знаешь ли, весь этот эпос описан даже весьма достоверно. Заодно и узнаешь, в чём же второстепенность Гитлера.
Тень просыпается в своей постели, и простыня липнет к его вспотевшей спине, всё тело ломит, а из окон тянет липким холодом.
Вряд ли хоть у кого-то в Приозерье, хоть у того же старика Хинцельманна, могли бы сохраниться где-то газеты сорок четвёртого года. Что касается Хинцельманна, то когда Тень спрашивает его, тот начинает странно нервничать, и, посоветовав Тени наведаться в местную библиотеку, спешно переводит разговор на тему ежегодной лотереи городка с Рухлядью.
Библиотека, думает Тень, чёрт возьми, как же он мог не догадаться.
Тень помнит своего учителя истории из младших классов, высокого, небритого старика, вечно сутулившегося и криво завязывавшего галстук. Говорил он высоким дребезжащим голосом, а в его кабинете вечно пахло жареным луком и чем-то протухшим.
Их учитель истории говорил о лейтенанте Альдо Рэйне. Конечно же, ведь это знает любой школьник: Гитлер погиб в сорок четвёртом году, в во Франции, когда Альдо Рэйн и бравые солдаты его отряда взорвали кинотеатр, где проводилась премьера нацистского фильма.
Это очевидно же.
Современные мифы, думается Тени, как про Эйнштейна и теорию относительности.
Газеты военного времени пахнут пылью и затхлостью.
Война закончилась в октябре сорок четвёртого. Октябрьских номеров здесь достаточно много, но нужный Тень находит легко. С первой полосы на него смотрит лицо Альдо Рэйна, что совершенно не удивительно.
Только почему, спрашивает себя Тень, бравый лейтенант из американского мифа о второй мировой так уж кажется ему похожим на одного из его, Тени, знакомых?
А если уж быть совсем точным, именно так бы выглядел Локи Зло'козны, если бы кто-то удосужился пририсовать к его фотографии ручкой противные усики по моде сороковых годов.
Напряжённо взглядываясь в черты лица человека на фотографии с минуту, Тень понимает: это и есть Локи Зло'козны.
Более поздние выпуски газет и сборник биографий сообщают, что дальнейшая судьба лейтенанта Альдо Рэйна неизвестна.
Кто-то говорит, что он был застрелен во Франции через день после операции "Кино". Кто-то утверждает, что он сгорел в одну ночь с Гитлером в кинотеатре, но останки так и не нашли. Про лейтенанта Альдо Рэйна известно две вещи: он вырос в Мэйнардвилле, штат Тенесси, и положил конец второй мировой.
Кто-то, впрочем, думает, что сам лейтенант - это выдумка американского правительства. Что ж, думает Тень, в таком случае, с собой он всегда хранит маленькое и вполне осязаемое тому опровержение - зачитанную "Историю" Геродота, подаренную Ло'ким.
В следующую ночь Тени снова снится Мистер Среда.
- Локи, - спрашивает Тень, - ты имел в виду Локи и ту старую историю про лейтенанта Альдо Рэйна и кинотеатр?
- И да, и нет. У всех историй есть двойное дно. У этой тоже.
- Ты участвовал в этой истории?
- И я, и Локи, и многие, многие другие. Ты когда-нибудь слышал о боге по имени Форсети?
- Нет, - отвечает Тень, - причём он здесь?
- Бежал в Америку под именем Вильгельма Вики, австрийского еврея. Форсети - бог мудрости, он всегда брал на себя смелось рассудить остальных моих товарищей. Помнится, рассудить в тридцатых ему так и не удалось. Мы тогда с ним достаточно крупно повздорили, но милый Тень, то, что происходило в тридцатых, на мой взгляд, вообще не поддавалось логическому объяснению.
Имя кажется Тени до боли знакомым. Это, думает он, тоже одно из имён с уроков истории.
Мистер Среда советует:
- Почитай на досуге про капрала Вильгельма Вики. Пишут про него очень занятно. Впрочем, в том эпосе было много и богов, и полубогов. Фенрир убил тринадцать майоров Гестапо, а вот где, ты думаешь, был в то время Одиссей? О, Одиссей тоже был там. Мы скоро нанесём ему визит, и ты лично можешь задать ему пару вопросов про войну.
- У меня есть один вопрос вам, который я хочу задать сейчас.
- Какой же, мальчик мой?
- Альдо Рэйн, Локи Злокознённый и Мэйнардвилль, штат Тенесси. Почему?
- Локи, - говорит мистер Среда, будто объясняет, почему трава зелёная, а птицы умеют летать, - бог обмана, и ты должен был это знать. А далее ты демонстрируешь своё элементарное незнание истории и отсутствие логики. Двадцатые и тридцатые годы. Сухой закон и бутлеггеры, нелегально продающие сваренную дома дрянь в подпольные бары с узким кругом клиентов. В Тенесси делают виски. Двадцатые, Тень, время гангстеров и запрещённых партий виски, чем не время для появления бога обмана?
Тень понимающе кивает, хотя на самом деле понятно ему немногое из слов мистера Среды.
Среда улыбается ему:
- Спи, мальчик мой, спи спокойно. Очень скоро нас ждут трудные дни.

****
Одиссея зовут Смитсон Юдивич, и живёт он на Манхэттене, куда Тень и мистер Среда отправляются сразу после Сан Франциско. Одисей - невысокий энергичный мужчина, который носит ладно скроенный костюм и вряд ли выглядит моложе сорока.
Раньше, говорит мистер Среда, Одиссей вёл криминальную хронику. Сейчас он работает редактором целого журнала, специализирующегося на подобной мерзости. Одиссей сообщает, мы перекупаем фотографии с мест преступления, права на публикации "висяков", журналы прекрасно расходятся. Сейчас, говорит Одиссей, в наше сытое и спокойное время, людям хочется видеть грязь, людям хочется читать про грязь. Напугай их, говорит Одиссей, и можешь прекрасно на этом заработать.
Когда Одиссей видит мистера Среду, он бормочет, нет, нет и нет, Ланда, я не хочу иметь с тобой никаких дел, уходи, я не хочу неприятностей, и не буду участвовать в твоих аферах, как бы ты их не расписывал.
- Почему он называет вас Ландой? - спрашивает Тень.
Мистер Среда пожимает плечами:
- Под таким именем он меня знает. Ханс Ланда. Тоже, между прочим, историческая личность, и весьма неоднозначная.
Чуть позже, когда начинается Война, Тень узнаёт о том, что некто по имени Смитсон Юдивич, обвиняемый в убийстве двух своих подчинённых и жены, после недели отстаивания в суде своей невиновности, пропадает без вести.
Что стало с Одиссеем дальше, Тени знать не хочется.

Примечание автора:
в тексте присутствуют аллюзии.
Альдо Рэйн - Локи Злокознённый. То, что Альдо Рэйн собирает отряд "Ублюдков", отправляющийся в оккупированную Францию, достаточно легко проассоциировать с мифом о Локи, собирающим мелких богов и полубогов.
Хуго Штиглиц - Фенрир.
Ханс Ланда - Мистер Среда, он же Один. Напрашивается вывод об их очевидном сходстве в поведении, логике, хитрости, и даже в манере речи.
Смитсон Юдивич - Одиссей, которому изо всех, ну, почти изо всех передряг удаётся выбраться живым.
Вильгельм Фики - Форсети, бог правосудия и справедливости в Германо-Скандинавской мифологии.
Вторая Мировая Война - Великая Битва. При желании, можно предположить, что в контексте данной вселенной желание Ханса Ланды решить исход войны своими руками имеет те же корни, что и желание мистера Среды в книге устроить великую битву богов.

@темы: PG, Джен, Фанфикшен, персонаж: Альдо Рэйн, персонаж: Смитсон Юдивич, персонаж: Ханс Ланда

Комментарии
2010-10-26 в 03:51 

Сехмет
Whiskey-Cola is for pussies. Vodka-Vodka is our choice
действительно, несмотря на краткость оно вполне миленько - концепт хорошо уложен в каноны. Ну и да, как я уже говорила, тут и сама по себе задумка совершенно гениальна.

2010-10-26 в 13:10 

снова марронье
И тут — Шерлок Холмс. Понимаете? Шерлок Холмс и эктоплазма.
Сехмет
спасибо.
Я думаю, тут вряд ли можно что-то добавить, кроме небольших сайд-драбблов, в которых описываются истории других "Богов", персонажей из ублюдков мешая с персонажами не из ублюдков. К примеру, я прекрасно вижу сайд-драббл по Бриджет-Фрею. Но вот вопрос, зачем.

2010-10-26 в 14:54 

Сехмет
Whiskey-Cola is for pussies. Vodka-Vodka is our choice
ну да, и еще эротическая сцена в Марсель/Шошанна в контексте канона на Тифон/Ехидна. И та самая обсуждавшаяся история о бедном Донни. В принципе, сайд-драбблов можно написать вполне обильное количество, но потребности в них действительно нет - тема идеи как таковой раскрыта полностью.

   

The Inglourious Basterds Fan Community

главная